gototop
Баннер

gototop
vakula d6134Как-то так получилось, что в газетах, как правило, пишут о чиновниках, беря у них разнообразные интервью, о заслуженных и знатных работниках предприятий и учреждений, о ветеранах, которые, безусловно, заслуживают того, чтобы о них писали много и часто. А еще в преддверии профессиональных праздников страницы районных газет пестрят статьями и зарисовками о людях тех профессий, чей праздник вот-вот наступит. И очень редко пишут просто о человеке. О простом человеке. О его жизни, увлечениях, мечтах и чаяниях.
Именно такие мысли посещали меня последние несколько лет. Посещали и... уходили восвояси. Видимо потому, что никак не могла придумать, как вдруг «поймать» просто человека и начать его расспрашивать о том и о сем. И длилось так до определенного момента, о котором расскажу чуть подробнее. На самом деле получилось смешно. Не секрет, что вот уже лет пять, а то и гораздо больше, достаточно большая группа черняховцев ведет активную жизнь в соцетях. Понятно, что профессия обязывает заглядывать нас в местные паблики, чтобы знать, чем живет город и какие проблемы тревожат горожан. Не скрою, бывало темы, поднятые в соцсетях, становились поводом для написания того или иного газетного материала. И тут стоит добавить, что в соцсетях имеются группы различной направленности. И у каждой из них есть свои администраторы, фильтрующие темы, предложенные подписчиками к публикации, могут они удалять и неприятные им по тем или иным причинам комментарии. В общем, администраторы в своей группе – люди привилегированные. Но, как правило, они редко пользуются своей привилегированностью, давая высказать свое мнение каждому подписчику или участнику группы, не вмешиваясь (ну, как минимум, очень редко вмешиваясь) в обсуждение той или иной темы. Ну и, конечно же, никогда, повторюсь – никогда не оскорбляют людей, высказывающих мнение, отличающееся от мнения администратора. Такие правила администраторы, в подавляющем своем большинстве, соблюдают. Однако встречаются и исключения. И вот благодаря такому неприятному исключению коллектив нашей редакции познакомился с замечательным, очень интересным и харизматичным человеком.
И вот как это случилось. Неделю назад по традиции заглянула на страничку одной из местных групп в соцсетях. И наткнулась на какую-то тему (сейчас уж и не вспомню, какую), которую бурно обсуждали человека четыре, включая и администратора. Один из таких комментаторов высказывал, на мой взгляд, весьма толковые, справедливые и объективные суждения, чем (что очень странно) сразу же не приглянулся администратору. Последний вдруг ни с того, ни с его вылил на своего подписчика ушат помоев – мол, и неудачник он, и как личность не состоялся, да и по жизни лох. Честно говоря, с этим невежей-администратором я знакома лично. Ничего интересного парень из себя не представляет. Ну, если не считать того, что он создал группу в соцсетях. Вероятно, это его основное жизненное достижение? А вот тот, кого он пытался оскорблять, вызвал у меня неподдельный интерес – уж больно толковые мысли товарищ высказывал. Конечно же, я зашла на его страничку в соцсетях, увидела фотографии и... Как озарение – так вот он тот человек, о котором очень хочется написать!
Итак, знакомьтесь, Алексей Яловой – рыцарь, кузнец, технарь и... поэт! По счастливой случайности в тот же день мой коллега случайно встретил Алексея в городе и передал ему мое горячее желание встретиться. В редакции он появился в понедельник к вечеру. Когда Алексей зашел, я, честно говоря, на пару секунд потеряла дар речи. А все из-за того, что накануне посмотрела широко разрекламированный фильм «Гоголь. Начало» (к слову, если не смотрели, то спешите – получите удовольствие). Так вот сходство кузнеца Вакулы из этого фильма и Алексея впечатляет. Та же мощь, харизма и удивительная улыбка. Первые десять минут нашего разговора Алексей был несколько скован, а потом... Потом наша беседа наладилась.
Родился он в Черняховске. Окончил тогда еще школу №2. Учился хорошо – уверенно шел на золотую медаль. Но в 9 классе появился новый предмет – информатика, и, забыв обо всех других школьных дисциплинах, Леша увлекся ей не на шутку. Однако школу закончил очень и очень неплохо – всего несколько четверок в аттестате. Поступил в Калининградский госуниверситет на факультет радиофизики. Очень он хотел стать программистом. Но, проучившись год (причем, учился очень даже неплохо), понял, что радиофизика – не совсем его тема. И ушел в армию служить срочную службу. Попал в поселок Янтарный в подразделение РЭБ, что расшифровывается как радиоэлектронная борьба. Служить в армии ему нравилось. И об этом говорит хотя бы тот факт, что, уйдя на «срочку» на два года, он задержался в войсках на шесть лет. Занимался радиоэлектронной борьбой и в штабе флота, и на нашем аэродроме. И так бы, вероятно, остался в армии, но на дворе были 90-е годы. Сами помните, какое у государства отношение тогда было к военным – они если не нищенствовали, то жили весьма скромно... Так что контракт Алексей решил не продлевать и ушел на вольные хлеба.
В начале 2000 годов он волею судьбы попадает в замок Инстербург. А замок этот, товарищи, вещь такая, что единожды попавший в него, остается там надолго. Атмосфера там, что ли, такая волшебная?... С учетом того, что еще в школьные годы Алексей не на шутку увлекался средневековьем – мастерил кольчуги, другие рыцарские принадлежности, то его замок затянул не на шутку. Кстати, скоро при его непосредственном участии в замке был создан и клуб исторической реконструкции. Так что Алексея Ялового можно смело назвать одним из родоначальников рыцарского движения в Черняховске. И уже в 2002 году он вместе с коллегами по мечу и забралу провел первый в Янтарном крае рыцарский фестиваль, который состоялся именно в замке Инстербург. Подготовке этого фестиваля предшествовала большая работа. И перед тем, как ее начать, Алексей с единомышленниками оправились к братьям-белоруссам в Минск. Там такие средневековые забавы к тому времени проводили уже не раз. Так они попали на самый крупный на постсоветском пространстве фестиваль исторической реконструкции «Белый Замок», который проводился в Минском Дворце молодежи. И именно в Минске Алексей понял, что если что-то делать, то делать надо качественно, а уж рыцарскую амуницию лучше мастерить собственными руками. И именно эти мысли подтолкнули его к занятию кузнечеством. Почему? Да потому, что, во-первых, историческая реконструкция – это полное погружение в ту эпоху, которую пытаешься реконструировать. Если одежда – то из аутентичных материалов – лен, шерсть. Если обувь – то пошитая собственными руками из кожи. Если рыцарские доспехи – то тоже выкованные собственноручно. А, во-вторых, если покупать амуницию на стороне, то увлечение выльется в серьезную копеечку. Во всяком случае, в начале «нулевых» годов полный комплект амуниции стоил не меньше, а то и гораздо больше полусотни тысяч рублей. Вот так и оказался впервые Алексей у кузнечного горна. Стало получаться, правда, еще не так, как хотелось бы. И это закономерно – ведь учился он древнему кузнечному делу самостоятельно, без наставников.kuznec 90016
В 2004 году увлечение исторической реконструкцией настолько затянуло Алексея, что он решает вновь пойти учиться в Калининградский государственный университет (БФУ им.Канта он станет только через год), но уже на исторический факультет. Сказано – сделано. Поступил безо всяких проблем. Но доучиться не получилось по семейным обстоятельствам. К тому времени Алексей обзавелся семьей. Супруга – москвичка с московской пропиской. Переехала к мужу в Черняховск. Совсем скоро в семье должен был появиться ребенок. Но вот ведь закавыка – почему-то местные эскулапы отказывались принимать новую жительницу Черняховска с московской пропиской и московским же медицинским полисом. А потому семья, собравшись, отправилась в столицу нашей Родины – жить, детей рожать и, конечно же, работать. В Москве Алексей устраивается на работу телекоммуникационную компанию монтером. А уже через год становится ее техническим директором. Кстати, такой карьерный рост много говорит об Алексее – настойчивый, умный и целеустремленный. Жизнь в Москве наладилась. Жилье есть, работа имеется, зарплата такая, что в Черняховске не заработаешь, увлечение тоже не прошло – все годы жизни в Москве он изучал историю средневековья. Но Алексей очень тосковал по Черняховску, а потому в 2008 году в семье было принято общее решение – он первым отправляется в родные места, чтобы подготовить почву для возвращения всего семейства. И снова замок Инстербург, организация кузницы, работа с молодежью в клубе исторической реконструкции.
Но через год вновь пришлось вернуться на какое-то время в Москву. Сначала снова пошел работать инженером в телекоммуникационную компанию. Но тут узнал, что буквально недалеко от дома есть мастерская «Маэстро-Коваль», в которой работает заслуженный кузнец Молдавии Илья Цуркан. Да что там кузнец! Настоящий художник! Бросив компанию и сытную должность инженера, Алексей идет в подмастерья к профессиональному кузнецу, члену Союза Кузнецов России и Московского Творческого Союза Кузнецов, участнику и дипломанту многих творческих выставок и фестивалей Илье Цуркану. Проработав в мастерской «Маэстро-Коваль» год, Алексей Яловой с семьей отправляется в Черняховск. Теперь уже навсегда.
slet 1584fВ Черняховске снова создает клуб исторической реконструкции с красивым названием «Медведи Севера» собрав в него группу молодых людей, самостоятельно пытавшихся заниматься историческим фехтованием. Кстати, интересный момент, о котором я раньше не знала. У людей, серьезно занимающихся исторической реконструкцией, не только одежда и амуниция аутентичные реконструируемой эпохе, но и имена. Что касается нашего сегодняшнего героя, то он не рыцарь Алексей, а рыцарь Конрад фон Лединг. Но это так, небольшое отступление. Клуб «Медведи Севера» начал свою работу в другом черняховском замке – Георгенбурге. И случилось это в 2010 году, аккурат тогда, когда замок перешел под крыло Русской Православной Церкви. Настоятель Свято-Михайловского храма отец Иосиф позволил Алексею и его подопечным заниматься на территории средневекового замка. Более того, он разрешил семье Алексея поселиться там же – в замке. Квартирой предоставленное помещение назвать было трудно. Но ничего – руки есть, умения тоже. Восстановил жилье и остался в нем, присматривая по просьбе отца Иосифа за всей территорией. И началась замковая жизнь. Помимо занятий фехтованием, «северные медведи» и члены других общественных организаций, которых приютил в своих полуразрушенных стенах Георгенбург, принялись за расчистку замковой территории и его изрядно захламленных помещений. И только за первые несколько недель работы ими было вывезено порядка двадцати машин мусора. Помимо этого, члены клуба отремонтировали своими силами несколько помещений замка и оборудовали мастерские. Затем разработали и концепцию его развития, получив одобрение РПЦ. Через год Алексей Яловой на международном форуме по стратегическому развитию территории, проходившему в замке Инстербург, представил проект создания на базе замка Георгенбург центра живой истории и реконструкции. Летом того же года клуб исторической реконструкции «Медведи Севера» организовал на территории Георгенбурга летний спортивно-образовательный лагерь, в котором в течение двух недель проживали более двух десятков калининградских студентов и школьников. Ребята занимались фехтованием и историей средних веков, принимали участие в мастер-классах. Да много чего было сделано членами клуба в тот год! Велась активная научно-практическая работа – удалось посеять пшеницу, планировали построить печь для выпечки хлеба. Было и свое маленькое хозяйство – несколько баранов, из шерсти которых должны были изготавливать ткань по средневековым технологиям. И, конечно же, работала кузница.
Проходили и тренировки, включающие в себя общефизическую подготовку, работу на снарядах и спарринги как на тренировочном оружии, так и на «железе», кроме того – борьба, бокс, рукопашный бой. Многие элементы доспехов в клубе изготавливали самостоятельно, в том числе для продажи другим клубам. Кстати, в клубе занималась не только черняховская молодежь, но и ребята из Гусева. На территории замка царил сухой закон и отказ от курения. Запрещено было и сквернословие, за случайно вырвавшееся ругательство следовало наказание в виде полусотни отжиманий, поэтому к правилам молодые люди привыкали очень быстро. Что же касается употребления каких-либо наркотических средств, то об этом и речи быть не могло! К слову, за несколько лет работы, Алексей воспитал много молодых людей, уехавших после окончания школы на учебу в Калининград и уже там начавших заниматься в таком известном сегодня клубе исторической реконструкции, как «Западная Башня».
А что же сегодня? Сегодня «Медведи Севера» ушли из замка Георгенбург. Нет, клуб исторической реконструкции существует, но пока тихо. Алексей занят строительством собственной кузни и параллельно выполняет заказы частных лиц. Есть его работы и в Черняховске – узорные кованые заборы, решетки. Правда, их не очень много. В основном заказы поступают из областного центра. Это и понятно – в Калининграде народ побогаче...
Но есть у этого замечательного человека и еще одна мечта, которая, уверена, просто обязана воплотится в жизнь. Во-первых, найти помещение для клуба исторической реконструкции и собрать в него людей, серьезно интересующихся историей. И, во-вторых, открыть Центр Живой Истории, в котором будет и туристическая площадка, и интерактивный музей, и мастерские средневековых ремесел, и организация концертов средневековой музыки, и, конечно же, показательные бои и постановочные сражения. Алексей планирует, что посетители этого Центра смогут своими глазами увидеть, как работает средневековый ремесленник, самостоятельно принять участие в создании предметов материальной культуры прошлого, а также хоть один день пожить средневековой жизнью без мобильных телефонов и компьютеров, сигарет и зажигалок, без газовых плит и микроволновых печей, посудомоечных и стиральных машин...turnir cbc25
А еще Алексей Яловой – поэт. Он, конечно, этот свой талант не рекламирует, но я совершенно случайно прочла одно из его стихотворений, которое произвело на меня такое же сильное впечатление, как и сам автор:
Когда, окончив битву, я вернусь,
Ты, улыбаясь, встретишь на пороге,
Омоешь раны и разуешь ноги,
В глазах погаснет ожиданья грусть.
Тебя обнять покрепче тороплюсь,
И ты, что мне на свете всех дороже,
Распустишь волосы, опустишься на ложе,
Когда, окончив битву, я вернусь.
И будут липы под окном шуметь,
Роняя цвет душистый на дорогу,
Известно одному лишь Богу,
Когда, окончив битву, я вернусь.

Ваша реклама