gototop
Баннер

gototop
 MG 0842 e9c8dКвартирник. От этого слова веет сладостно-запретным. Чем-то таким, что неизменно было интересным, и от того непременно привлекательным и в то же время окруженном аурой запрета, грозившей преступившему невидимую черту суровым наказанием. Но это было… Впрочем, давайте вспомним как это было.

Собственно, квартирник – это концерт, но концерт необычный. Он проходит не на большой сцене, а в самой обычной квартире, в самых обычных домашних условиях. Точнее, проходили, сейчас все несколько по-иному. Впрочем, об этом мы еще поговорим.

Как правило, на квартирниках выступало небольшое количество музыкантов с акустическими инструментами. Первые квартирники появились еще во времена хрущевской оттепели и были распространены в стране под названием СССР до конца восьмидесятых годов прошлого столетия. Это была своеобразная отдушина для музыкантов и рок-групп, которые не могли, говоря официальным языком, давать публичные выступления из-за конфликта с культурной политикой Советского Союза. Помню, в середине восьмидесятых на одной из радиостанций шла передача, в которой комсомольская молодежь «разбирала по косточкам» неформалов, рок-группы и отдельных музыкантов. В памяти отложилось: «Есть «Машина времени», - вещал на повышенных тонах один из комсомольцев, обсуждая творчество Юрия Лозы. – А это (песни Лозы) профанация рока». Сегодня такие воспоминания вызывают только улыбку на лице.

Во времена развитого социализма, именуемого в народе застоем, когда партией и страной руководил дорогой Леонид Ильич Брежнев, к квартирникам, на удивление, относились довольно терпимо. Если музыкантов и их поклонников «застукали» на месте квартирного концерта, то дело заканчивалось, как правило, устным выговором. А вот уже при Черненко, а если точнее, то по его инициативе, проведение квартирников приравняли к предпринимательской деятельности. И это уже касалось интересов советского монстра от культуры - монополиста   Госконцерта СССР. Такого безобразия руководство партии и страны допустить не могло, а посему организаторы квартирников вполне могли схлопотать реальный тюремный срок.

В бурные девяностые на сцену могли выйти все, кому не лень. А вот с началом двухтысячных неожиданно для всех квартирники обрели новое дыхание и новую популярность. Только проходить они начали не в квартирах, а… на телестудиях. Например, «Квартирник у Маргулиса»…

К чему это я все вспомнил? А к тому, что подобное музыкальное мероприятие (как-то казенно звучит, вам не кажется?) добралось и до нас. В воскресенье, 11 ноября, в два часа пополудни в зале молодежных коммуникаций Городского театра собрались любители и ценители хорошей, я бы даже сказал, качественной музыки. И собрал ценителей на встречу с прекрасным музыкантом и весьма интересным человеком Александром Тунцевичем руководитель рок-студии Евгений Малков. Кстати, стоит отметить, что зал молодежных коммуникаций в последнее время пользуется весьма широкой популярностью среди черняховских талантов. Выставки, концерты, поэтические встречи, в общем – замечательно, что в нашем любимом городе появилась еще одна площадка для тех, кто живет творчеством, для людей искусства – и тех, кто творит, и тех, кто почитает.

Но вернемся на квартирник. Сразу напрашивается название «Квартирник у Малкова», что вполне логично – ведь штаб-квартира рок-студии, руководит которой Евгений, расположена именно в Городском театре.

 MG 0810 7446cУчитывая, что у мероприятия практически не было никакой рекламы, народу на него собралось прилично. Открою секрет – по словам Евгения Малкова, квартирник организовали буквально за три дня. И почти все полсотни зрительских мест в зале были заняты. Причем в числе гостей были целые семьи с маленькими детьми. И, соответственно, атмосфера была такой, какая бывает в обычной квартире, где собрались люди, объединенные одной страстью – страстью к музыке.

Александр Тунцевич не только играл, но и рассказывал. Рассказывал о музыкальных направлениях, когда и где они зародились, какой стиль из чего вышел. И начал он, что называется, от истоков – регтайма, ставшего прародителем джаза, блюза и прочих направлений в музыке.

Откровенно говоря, я ничего не понимал (ну, кроме исторических фактов) в том, о чем говорил Александр Тунцевич. В ритмах, аккордах и прочих премудростях музыкальной науки я разбираюсь так же, как и в квантовой механике. То есть, никак. Но я умею наслаждаться хорошей музыкой. Когда Александр начинал играть, а моментами и петь, то я испытывал то состояние, к которому стремятся последователи Будды – нирваны. Музыка лилась, заполняя собой все пространство и убаюкивая на своих волнах. За окнами люди куда-то спешили, серое небо уныло заглядывало в зал и, не принимая происходящего, тут же отступало от ярко освещенных окон. Не хотелось о чем-то думать, хотелось просто слушать, слушать, слушать… И мы слушали. Слушали, наслаждались и восхищались! А Александр Тунцевич выкладывался. Выкладывался так, что отпускать его не хотелось. Но, увы, все хорошее когда-нибудь заканчивается. Финальным аккордом в его выступлении стал выход к микрофону Ивана – маленького сына музыканта. Мальчишка непременно хотел что-то сказать или спеть в микрофон папы. В конечном итоге ему это удалось, за что юный Тунцевич получил свою долю громких аплодисментов.

Концерт завершился, но не будем спешить прощаться с квартирниками, да и с Александром Тунцевичем. Он получил приглашение выступить в Домике Канта, в поселке Веселовка. А Евгений Малков полон решимости дарить черняховским любителям музыки подобные праздники раз в месяц. То есть, квартирники не заканчиваются – следите за анонсами!

Ваша реклама