gototop
Баннер

gototop
SaAm-Gq82SY 5dfc9Нет ничего интереснее, чем судьба человека. Любого. Талантливого интеллектуала или работяги, выдававшего во времена развитого социализма по несколько рацпредложений в неделю, или колхозника, трудившегося, пополняя закрома Родины в горячую пору по три смены. Никакой роман, ни одна кинокартина не заменит этого увлекательного повествования о человеческой судьбе.

Я не часто берусь знакомить наших читателей с судьбами земляков, ведь их рассказы о себе весьма сложно пересказать. Гораздо проще слушать и, прикрыв глаза, плыть по волнам чужой памяти, представляя, как оно было тогда. Но в этот раз я все же решился. Решился потому, что не рассказать о моем герое просто нельзя. Совсем скоро ему исполнится 80 лет. Более полувека своей жизни он посвятил театральной сцене, а точнее двум черняховским народным театрам – «Гражданину» и «Радуге». За его плечами три с половиной сотни выступлений и 87 ролей! Итак, позвольте представить – наш земляк, актер народного театра «Радуга» Аркадий Филиппович Ханеня.

Я всегда знал о том, что в районном Доме культуры, а ныне учреждении с громоздким названием Центр культуры и досуга существует народный театр. Его актеры – наши с вами земляки. Возможно, что некоторые из них живут с кем-то из наших читателей по соседству, кто-то из них наши с вами коллеги. А мы и не знаем, что несколько дней в неделю после работы они спешат не домой, а в мир, где правит Мельпомена. Туда, где, выйдя на сцену, они становятся другими – королями или рабами, волшебниками или приживалками у богатых родственников.

Года три-четыре назад я впервые сел в кресло зрителя, и… пожалел, что не сделал этого раньше. Я очень много потерял. Впрочем, не время рассуждать о том, что бы было, если бы… Сегодня мы рассказываем об Аркадии Ханене.

Так уж повелось, что знакомить читателя с героем мы начинаем рассказом о его детстве. Что ж, не будем отступать от традиций.

21 февраля 1939 года впервые раздался плач малыша, которого родители назвали Аркадием. Он родился в Белоруссии в крестьянской семье. Впрочем, он и сегодня называет себя крестьянином. Когда началась война, отец Аркадия ушел в лес к партизанам. В один из дней он, таясь, пришел в деревню, чтобы навестить семью. Но кто-то его все-таки увидел и выдал. Больше семья отца не видела. А через несколько дней полицаи получили приказ – взять семьи партизан и расстрелять всех без разбора. «Маму предупредили, - вспоминает Аркадий Филиппович, – хватай детей и беги! Но она нас спрятала у соседей, а сама почему-то осталась». Маму расстреляли в соседнем с деревней лесу... Маленького Аркашу взял к себе на воспитание дед, а двухлетнюю сестру – тетка, у которой не было своих детей.

...Послевоенные школьные годы – семилетка в деревне, средняя школа в районном центре Житковичи. Преподавание велось на родном белорусском языке, а русский язык, по словам Аркадия Филипповича, у них преподавали почти как иностранный.

…Кстати, мягкий белорусский говор сохранился у нашего героя до сих пор. И, надо отметить, что он придает сценическим героям Аркадия Ханени легкий оттенок уюта и спокойствия. Любопытно, что в спектакле «Фальшивая монета» его герой даже когда гневался, гнев этот был, как бы это ни звучало абсурдно – каким-то добрым что ли... И не последнюю роль в этом играет именно белорусский говор Аркадия Филипповича…

VT01pmGacR4 d6764В райцентре, куда перебрался мальчишка, чтобы окончить среднюю школу, жил дядька, в семье которого было четверо своих детей. Аркадий стал для них пятым ребенком. С продуктами в те послевоенные годы было трудно. Картошка, как вспоминает Аркадий Филиппович, была своя, а вот с хлебом было туго. Да и в колхозе вместо денег начисляли лишь трудодни. И лишь его вторая тетка, работавшая в деревенской школе учительницей, получала зарплату деньгами. Она так рассчитывала, чтобы ее воспитаннику хватило на неделю на две буханки хлеба. А хлеб стоил почти 2 рубля с лишним. Вот Аркадий и получал от нее пять рублей до субботы, да мешок картошки, который грузили в дядькин служебный «козлик».

…Жили в прямом смысле на хлебе и картошке. И что удивительно, слушая рассказ Аркадия Филипповича о тех временах, я невольно поймал себя на мысли – годы те не были для него тяжелыми. Да, родители погибли, воспитывался у родственников. Но это было его счастливое детство. Он с теплотой вспоминает, как ходил на выходные пешком из райцентра домой в родную деревню и обратно. А кроме этого: «Я был единственным из нашей деревни, - с гордостью вспоминает мой герой, - кто получил среднее образование». С тринадцати лет Аркадий Филиппович каждое лето зарабатывал трудодни. Работал на первых зерноуборочных машинах, помогая комбайнерам освобождать технику от накопившейся соломы. Это сейчас все на автомате, а тогда все делали вручную. И это тоже он вспоминает по-доброму…

Отзвенел последний звонок и молодой человек встал на рабочую стезю. Случилось это в 1955 году. Аркадий пошел работать помощником моториста на мотовоз, тягавший вагоны с торфом. После войны рядом с деревней, где жила семья Аркадия Ханени, стали добывать торф. И не просто добывать, а еще и формировать его, как мы сейчас говорим, в брикеты, хотя тогда их называли «кирпичами», «буханками». В общем, как только ни называли... И шел этот торф в топки городских котельных. Проработал на мотовозе не долго. Как только стукнуло 17 лет, тетка отвезла парнишку в Гомель и устроила в ПТУ при заводе «Гомсельмаш», где Аркадий получил профессию формовщика-литейщика. По окончании ПТУ молодой специалист отправился к конвейеру на упомянутое выше предприятие, откуда, впрочем, ушел спустя три месяца...

…«Ну, судите сами – три смены, в цеху страшный грохот. Вручную ворочать опоки – формы для литья. А вес одной - два пуда! Как вы думаете – могло это понравиться молодому семнадцатилетнему парнишке?» - спросил меня Аркадий Филиппович. Скажу откровенно, мне бы точно не понравилось. Вот и моему герою тоже. Он просто не выдержал и вернулся на торфяник на мотовоз…

В те далекие времена служба в армии начиналась с 19 лет. Пришла повестка и Аркадию. Из военкомата отправили его в столицу тогдашней Эстонской ССР в славный город Таллин. Именно там находился сборный пункт, куда «купцы» от воинских частей приезжали за «товаром». Образованных призывников (тех, у кого за плечами были 10 классов, а в случае Аркадия Ханени еще и проф-техучилище) сразу пробовали на радистов. Но для этого надо было показать, сколько знаков можешь принять. «На время мы писали слово «переводчик», - пояснил Аркадий Филиппович. – От того, сколько раз мы успеем его написать за отведенное время, и «танцевали» - можешь ты быть радистом или нет»…

…Я так и не узнал, сколько раз написал Аркадий Филиппович слово «переводчик», но в школу радистов его направили сразу. Полагаю, что скорость запоминания и объем, свойственные радистам, в конечном итоге стали базой будущего актерского таланта. Однако, это мое мнение, с которым можно и не согласиться…

Закончив школу радиотелеграфистов в Лиепае, молодой солдат отправился к месту службы – в штаб тыла флота в Калининграде. Рядом с местом службы была Торгово-кулинарная школа. Именно там он и встретил свою будущую супругу. Девушка была из Черняховска… На третьем году службы молодые люди расписались, а когда демобилизовался, то поехал Аркадий жить к жене в Черняховск. Случилось это в конце ноября 1962 года. Молодые поселились у родителей жены. Две комнаты и четыре брата! Родители Веры, так звали избранницу Аркадия Филипповича, выделили им комнату, а сами ютились вшестером во второй …

…Ученик токаря в Сельхозтехнике, затем милиция. И первое звание «рядовой». Любопытно, что офицерские погоны Аркадий Филиппович получил по приказу тогдашнего министра внутренних дел Щелокова - младший лейтенант. На пенсию вышел в звании капитана. Кстати, и это звание он получил по приказу Щелокова. Ибо только министр мог присвоить звание досрочно…

Говорить о своей службе в милиции Аркадий Филиппович не очень любит, видимо, стесняется. Но, на мой взгляд, напрасно. В свое время он возглавлял черняховский медвытрезвитель. Учреждение весьма любопытное, и, наверное, полезное. Во всяком случае, существуй оно сейчас пьяным и бомжам не грозило бы замерзнуть зимой на улице под лавочкой. Впрочем, речь не об этом. В те годы вытрезвитель располагался в подвале здания бани. А рядом – Дом культуры железнодорожников, который Аркадий Ханеня посещал по долгу службы в то время, когда там были танцы. И в одно такое посещение к нему подошла миловидная седо-власая женщина со странным вопросом: «У нас тут есть народный театр «Гражданин». Не хотите ли попробовать себя в роли актера?». Это была Елена Александровна Сахарова – режиссер театра «Гражданин». Почему она предложила ему стать актером, Аркадий Ханеня до сих пор так и не знает. И узнать теперь уже нельзя. Наверное, что-то она в нем разглядела...

…Любопытно, но я почему-то предполагал, что Аркадий Филиппович пришел в театр случайно. Ни в школе, да и нигде ранее он даже в самодеятельности не участвовал. И вот уже 87 ролей!..

Интересный факт. Елена Александровна Сахарова придумала клятву актера, которую давали все поступающие в театр «Гражданин». Сразу ли ее принял Аркадий Филиппович или нет, не знаю. Забыл спросить. Думаю, что, скорее всего, сразу. Первый его выход на сцену состоялся 23 июня 1967 года. Это было театрализованное представление «Ради жизни на земле», посвященное началу Великой Отечественной войны. И несмотря на серьезность постановки, свою роль в ней Аркадий Ханеня вспоминает со смехом… Но, как бы он это ни скрывал, смех этот таит в себе печаль и, возможно, обиду. Ведь тогда ему досталась роль... фашиста.

Не прошло и года с его первого выхода на сцену, и уже в марте 1968-го Аркадий Ханеня вновь на сцене в роли сотрудника советских спецслужб Митрофанова в спектакле «Барабанщица» по пьесе Афанасия Салынского. Это было только начало...

Аркадий Филиппович ведет тетрадку, в которой записывает, когда, кого и в каком спектакле он играл. Как я уже упоминал выше, на его счету более трех с половиной сотен выступлений и 87 ролей. Сказать, как у него получается так реалистично изобразить своего персонажа, Аркадий Ханеня затрудняется. «Не знаю, – говорит он, – работа режиссера и... моя жизнь. Вот взять хотя бы пьесу, которую мы сейчас репетируем. Мне ведь не надо играть. Это почти моя жизнь, а жизнь играть не надо». Впрочем, «шпаргалкой» для некоторых ролей Аркадий Филиппович выбрал реальных людей, которых наблюдал и наблюдает на улицах Черняховска.

Кстати, он считает, что в последнее время у него все получается на сцене как-то не так. И, по его словам, это не только его мнение, но и мнение режиссера. Аркадий Филиппович часто с ним спорит. Скажу по секрету, коллеги по сцене подтверждают, что самые бурные споры в театре по поводу игры, пьес происходят только между Аркадием Ханеней и режиссером народного театра «Радуга» Надеждой Скрипченко. Впрочем, это закономерно – ведь в спорах, как известно, рождается истина. Так что результат таких дебатов всегда только положительный…

1IIIpYm2uV8 9f7d5…После почти двадцати лет на сцене народного театра «Гражданин» Аркадий Филиппович перешел в народный театр «Радуга», на сцене которого он блистает вот уже тридцать два года…

Драмы, сказки, классика. Каждая роль Аркадия Ханени – целая жизнь. Сказать, что роли даются трудно... Нет! У него как-то получается сразу вжиться в роль. Любопытно, но Аркадий Филиппович считает, что все пьесы, которые ставят на сцене народного театра «Радуга», сложны, и раскрыть их могут только труппы столичных театров. Я, наверное, не соглашусь с ним. Возможно, они и сложные, но у актеров и режиссера «Радуги» достаточно уверенности в своих силах, чтобы их осилить. Мне кажется, что Аркадий Филиппович просто не доволен своей игрой, а это означает только то, что премьера нового спектакля «Ретро» по пьесе Александра Галина, которая состоится в самое ближайшее время, станет очередным подарком для черняховских театралов…

Вот и окончен рассказ об актере черняховского театра «Радуга». В заключение мы от всей души поздравляем Аркадия Филипповича Ханеню с приближающимся 80-летним юбилеем и желаем ему здоровья, творческих успехов и еще много новых интересных ролей.

Ваша реклама