gototop
Баннер

gototop
image2 00480Мы продолжаем цикл статей, посвященных черняховскому Клубу летчиков. Сегодня история в лицах – небольшой рассказ о человеке, внесшем заметный вклад в историю Клуба летчиков. О человеке, чье имя помнят многие черняховцы старшего поколения. Хотя… Черняховцы, кому за сорок, тоже его помнят. Итак, знакомьтесь – бессменный парикмахер Клуба летчиков Александр Моисеевич Зайчик или, как его называли все без исключения – дядя Саша.

Когда-то, когда я был бесшабашным и безалаберным отроком, мой папа приводил меня в клуб к дяде Саше, чтобы привести в порядок мою шевелюру (а она тогда, в отличие от сегодняшних дней, у меня была!). Отправить меня самостоятельно на стрижку было решительно невозможно, ибо я почему-то крайне не любил посещения парикмахерских. Деньги, данные на парикмахерскую, я не тратил на мороженое, а честно приносил их обратно родителям, сопровождая возврат смешными оправданиями – «мастера не было», «перерыв», еще что-то. Поэтому в парикмахерскую меня отводили только под конвоем отца. И пока я под его надзором терпел щелканье ножниц и жужжание машинки, дядя Саша вел оживленную беседу с родителем. В моей памяти Александр Моисеевич так и остался парикмахером Клуба летчиков, которого знал и уважал чуть ли не весь город. И лишь сейчас, углубившись в историю Клуба, я узнал, что дядя Саша был ветераном Великой Отечественной войны, его грудь украшали четыре медали и орден. И хоть страна уже отметила 75 лет Великой Победы, писать о тех, кто ковал, кто приближал ее, кто подарил нам мирное небо над головой никогда не поздно!

Но вот что интересно. Как показывает практика, ветераны Великой Отечественной в большинстве своем не любили вспоминать о войне. И Александр Моисеевич тому не исключение. В войну он вступил в ноябре 1942 года, а закончил ее 9 мая 1945 года. Хотя в его учетной карточке значатся совсем другие записи. В частности о том, что в войну он вступил в конце декабря 1944 года. Загадка! Но к ней я еще вернусь.

Как уже упоминалось выше, Александр Моисеевич награжден двумя медалями «За боевые заслуги», медалью «За отвагу» и медалью «За победу над Германией». Орден же Отечественной войны ему вручили уже в послевоенные годы. Первые три награды, как мне подсказали знающие люди, просто так не давались. Понятно, что любые награды просто так не даются, но в данном случае мы говорим об их ценности. За что же ими был награжден скромный парикмахер дядя Саша? Не за легкое же ранение в ногу в 1945 году? К сожалению, его дочь Ирина Жиркина этого не знает. Папа, по ее словам, о войне старался не рассказывать. Единственное, что она знает, что он воевал не только за свободу своей страны, но освобождал от «коричневой чумы» и Европу. И Игорь Афанасьевич Бондарь, бывший начальник Клуба летчиков, «защитивший» дядю Сашу в девяностые от непонятных претензий столичных финансовых инспекторов, также ничего не знает о его военном прошлом.

image0 e514bИ тогда я обратился за помощью к начальнику военкомата Николаю Тюрину. Изучив внимательно документы, мы пришли к выводу, что, вероятно, полк, в котором служил Александр Моисеевич, до 1944 года участия в боевых действиях не принимал. Но все это лишь догадки...

И вот тут на помощь пришел мой хороший знакомый - историк, писатель, журналист Игорь Ерофеев. Стоит отметить, что Игорь Васильевич - эксперт в таком деле. И вот результат. Александр Моисеевич Зайчик с 1942 года служил в охране штаба и неоднократно выполнял боевые задачи, то есть уничтожал нацистов с оружием в руках. Принимал участие в освобождении Европы, штурмовал Берлин. Кстати, Игорь Ерофеев подтвердил, что награды, о которых я говорил выше, действительно, серьезные боевые награды! Более того, Игорь Васильевич, изучив документы, назвал Александра Моисеевича настоящим героем!

Александр Зайчик родился 1 января 1922 года в городе с древней и богатой историей – Новоград-Волынский, что в Житомирской области. Семья была большой – пятеро детей. Детство Саши, как, впрочем, и юношеская пора, вероятно, так и останется под покровом тайны. Нет людей, которые могли бы что-то об этом рассказать. К сожалению, и сам он мало что успел рассказать о своем прошлом своей дочери Ирине...

В Черняховске Александра Зайчика любили и уважали. В нашем славном городе он обосновался в конце пятидесятых годов прошлого столетия. Фактически тогда, когда был сдан в эксплуатацию Клуб летчиков, который и стал его постоянным местом работы. Каждое утро, причем не только в рабочие дни, но и в праздники, дядя Саша выходил из автобуса на кольце «четверки» и шел в Клуб летчиков, где в правом крыле находился его рабочий кабинет (нет, не салон, а именно парикмахерский кабинет). В руках - неизменный чемоданчик апельсинового цвета. Чего только он ни носил в этом примечательном саквояже! Однажды, по воспоминаниям очевидцев, как профессиональный фокусник вынул оттуда копченый свиной окорок, да такой, какого в далекие уже времена тотального дефицита отродясь те самые свидетели не видывали.

По воспоминаниям тех, кто был лично знаком с дядей Сашей, он был весьма осведомленным человеком. Осведомленным по всем вопросам, касающимся деятельности авиационного гарнизона. Ну, еще бы! Подправить свои прически к нему захаживало немалое количество военнослужащих – от простого рядового до командира дивизии или начальника политотдела. Общеизвестно, что профессия парикмахера сродни психологу. Пока мастер ровняет клиенту виски, последний, как правило, успевает поведать ему о своих бедах и чаяниях, радостях и переживаниях, а также о последних новостях города, улицы, гарнизона. Причем, не важно – услышит он в ответ что-то ободряющее или нет. Главное «поплакаться в жилетку» или же, уступая жгучему нетерпению, выложить потрясающую новость. Кстати, дядя Саша был в курсе не только аэродромных или городских новостей, знал он и столичные новости. Приедут, бывало, из Москвы высокие чины в генеральских погонах с проверками и обязательно найдут минутку, чтобы зайти в правое крыло Клуба летчиков – поздороваться с уважаемым Александром Моисеевичем. Ну а заодно уж и подправить свои не всегда густые шевелюры. По словам бывшего начальника Клуба Игоря Бондаря, были случаи, когда командир полка перед приездом столичных гостей ставил ему задачу: «Дядя Саша завтра ты должен быть на месте!». Кстати, Александр Моисеевич часто приговаривал, причем безо всякого пафоса: «Меня и в Москве многие знают!».

image4 c09efСамой горячей порой для Александра Моисеевича было время строевых смотров, итоговых проверок и прочих воинских мероприятий, в которые входил и осмотр внешнего вида военнослужащих. И тогда около того самого правого крыла Клуба летчиков выстраивалась очередь. А если вдруг по каким-то причинам (всякое ведь бывает) у клиента в кармане не оказывалось мелочи для расчета, дядя Саша, махнув расческой в руке в воздух, добродушно, с непередаваемым говорком произносил: «Идите, идите! В следующий раз донесете». Когда же выпадали свободные минуты, а солнечные лучи заливали двор Клуба летчиков, Александр Моисеевич выносил стул, ставил его у входа и сидел, жмурясь на солнце и греясь его теплом.

Стоит отметить, что дядя Саша обслуживал не только аэродромных. Его знаменитый чемоданчик видели и на других улицах города. Во всяком случае ШМАС (школа младшего армейского состава, находившаяся на улице Гагарина) практически весь стригся у Александра Моисеевича Зайчика. Поговаривают, что он подрабатывал и в парикмахерской городской бани. Но это, скорее всего, байки. Я знаю, что там работал его друг Федор Андреевич (фамилию, к сожалению, мне выяснить не удалось), которого дядя Саша периодически навещал. А поскольку личностью он был известной, то отсюда и пошел слух о работе в бане.

Не могу пройти мимо еще одной истории. Когда-то в стране Советов одним из самых популярных подарков были духи «Красная Москва». Однако фабрика «Новая заря», их производившая, выпускала еще и одеколон с аналогичным названием. У дяди Саши, судя по всему, были внушительные запасы этого одеколона, либо (что маловероятно) он имел подпольное производство этого советского бренда (шутка конечно же). Наиболее важных своих клиентов Моисеич освежал именно этим шедевром советской парфюмерной промышленности. Кроме того, и своих близких друзей в дни их рождения он непременно одаривал «Красной Москвой».

А вот в семейной жизни у Александра Моисеевича поначалу было не все складно. Первый раз он создал семью еще на родине в Новоград-Волынском. Но что-то там не сложилось. Второй свой брак Александр Зайчик регистрировал уже на своей новой родине – в загсе города Черняховска. Его жена Вера Михайловна была всего на год моложе мужа. Воевать ей не пришлось, а вот труженицей тыла она стала. Она родила мужу единственную дочку, которую назвали Ириной. В первом браке у дяди Саши тоже были дети - сын и дочь. Ирина Александровна в беседе со мной рассказывала, что долгое время она поддерживали связь со сводными братом и сестрой. Причем брат Ефим служить срочную службу отправился из Черняховска. К сожалению, потом связь между братом и сестрой оборвалась и по сию пору не восстановилась. И все же, несмотря на то, что дядя Саша был трудоголиком (а это предполагает минимум времени на родных и близких людей), он таки умудрялся уделять достаточно времени своей семье. Как это у него получалось, остается и останется навсегда загадкой. Ходил с дочкой гулять в городской парк. Тогда там были карусели, на которых маленькая Ирина с удовольствием каталась, а папа смотрел и радовался детскому счастью. Был ли он строгим? Скорее нет, чем да. Проверить это невозможно – по словам дочери, она была примерным ребенком и не давала повода папе для строгости.

К пятидесяти годам у Александра Моисеевича появились серьезные проблемы со здоровьем. Сильные боли во время приступов, но никогда и ни при каких обстоятельствах он не показывал, как ему больно! Он шел в больницу к Вячеславу Чарикову, после посещения которого дяде Саше становилось заметно легче. И непременно перед посещением доктора Моисеич звонил начальнику клуба и одесским говорком докладывал: «Игор, меня до обеда не будет»…

Как человек старой советской закалки, как фронтовик Александр Моисеевич довольно болезненно принял преобразования в стране, начавшиеся в конце 80-х и перешедшие в лихие девяностые. Великая страна (что бы там ни говорили, а она, действительно, была великой) рухнула практически в одночасье, похоронив под собой все духовные и культурные ценности, созданные за годы советской власти. Надо сказать, что в большинстве своем они все же были не так уж и плохи. Для тех, кто на них вырос – это был удар. Иногда в минуты редкого отдыха либо за рюмкой дядя Саша говорил начальнику клуба: «В годы войны у меня был ППШ, (легендарный пистолет-пулемет Шпагина – прим. ред.). Я некоторых реформаторов поставил бы к стенке, и рука бы у меня не дрогнула!». И это говорил добрейшей души человек...

Тихий скромный ветеран Великой Отечественной войны Александр Моисеевич Зайчик, добрый, трудолюбивый, открытый, искренний, обладавший великолепным чувством юмора ушел из жизни 4 марта 2002 года. И хоть он был человеком не военным, никогда не служил на аэродроме, всю организацию похорон взяли на себя именно военные. Его любили и уважали. Его помнят и, я уверен, будут помнить, если уж не всегда, то еще долгие годы - пока живы те, кто был знаком с дядей Сашей

Наша редакция будет очень благодарна, если откликнутся люди, которые могут что-то еще рассказать об этом замечательном и, что уж тут скромничать, легендарном человеке – Александре Моисеевиче Зайчике.

А мы выражаем огромную благодарность дочери Александра Моисеевича Зайчика – Ирине Александровне Жиркиной, бывшему начальнику Клуба летчиков Игорю Афанасьевичу Бондарю, начальнику военного комиссариата городов Черняховск, Озерск, Черняховского и Озерского районов Калининградской области Николаю Владимировичу Тюрину, а также писателю, историку, краеведу и просто хорошему человеку Игорю Васильевичу Ерофееву за помощь в подготовке материала.
Текст Сергей НЕДОСЕКИН

Ваша реклама