gototop
Баннер

gototop
1 9bb42«Забыл, склероз, наверное…» - зачастую вот так иронично оправдываем мы не просто свою забывчивость, но и те белые пятна, что с возрастом образуются в нашей памяти. Смешно? Может быть, но только в редких случаях. В целом же подобные провалы памяти весьма и весьма печальны, ибо в них пропадают уникальные листки хроники, на которых записаны частные (не для научных трактатов) моменты истории. Истории жизни, о которой мало что знают наши дети и внуки. Ведь мы не так уж и часто рассказываем им о своем детстве. Как мы жили, во что играли, как отдыхали, как учились, чем увлекались… В общем, о нашем розовом детстве, отрочестве, юности...

И вот что еще (и пусть меня потом будут поминать всеми нехорошими словами адепты старины глубокой) – в тех провалах теряем мы наш город, тот Черняховск, который НАШ! Тот милый провинциальный городок, живший своей тихой размеренной жизнью подобных городков необъятной страны Советов – страны, где дружба народов была понятием не отвлеченным. Где все население Союза Советских Социалистических Республик было одной большой и дружной семьей. Мы теряем воспоминания о том нашем детстве, где мамы вели нас в детсад, или мы сами бежали в школу, торопясь к звонку на урок, либо просто гуляли, сделав (или профилонив) домашнее задание. И все это происходило в Черняховске...

Конечно, и в провинциальных городках кипели свои страсти. Кого-то распекали на партсобрании, кого-то чехвостили, как говорится, и в хвост, и в гриву на комсомольских активах, на совете пионерской дружины кто-то стоял со слезами на глазах, нервно теребя красный пионерский галстук... Никто тогда так не поклонялся довоенному прошлому, мы знали, что город наш, бывший немецкий Инстербург, называется Черняховском и носит имя самого молодого полководца Великой Отечественной войны. Самой великой ценностью для нас была память о героях той страшной войны. Любой школьник знал имена героев-пионеров, героев-комсомольцев, внесших свой вклад в Великую Победу. Мне могут возразить, мол, и сейчас их знают и помнят. Увы, к сожалению, это не так. Слова эти я пишу с горечью, ибо совсем недавно лично на страницах нашей газеты защищал нынешнюю молодежь ото всяческих нападок. Ныне большинство из молодых людей скорее расскажет о тевтонах замка Инстербург и о том, чем жил и каким был восточнопрусский город Инстербург. А вот назвать по 2 f1ba3именам молодогвардейцев не сможет. Рассказать, каким был советский Черняховск, чем славился, чем жил – это станет для многих юных горожан непосильной задачей. Впрочем, это не их вина. Чья? А вы сами задумайтесь, и ответ придет сам собой. В качестве примера – пару лет назад встретил у тоннеля трех человек, один из которых местный довольно известный общественник. Именно он выступал в роли гида для двух молодых туристов, прибывших, вероятно, из большой России. На вопрос девушки рассказать что-нибудь из послевоенной истории города, последовал ответ доморощенного экскурсовода: «Да что там рассказывать, ничего интересно не было». Уважаемый мною Игорь Ерофеев (наш историк, поэт, краевед), мне искренне жаль вашего труда, длившегося одиннадцать лет, в результате которого увидела свет двухтомная «Летопись Черняховского района». Летопись – это скромно сказано. Это жизнь нашего любимого советского Черняховска, родившегося в далеком сорок пятом на старых немецких камнях, послуживших для него всего лишь фундаментом. Это летопись нашей жизни. И никому не позволено превращать ее в белые пятна, на которых потом неожиданно появляются смутные тени черных тевтонских орлов.

3 419d5К чему я это? К тому, что, к счастью, еще не все потеряно. Центральная библиотека недавно запустила очень интересный проект «Город детства моего». Это такая копилка, куда мы можем сложить наши воспоминания, пока они не ухнули в бездонный провал, с возрастом все чаще появляющийся на дороге нашей памяти. Но не всем известен сайт, где публикуются эти воспоминания. И тут на помощь приходим мы – редакция газеты «Право знать». И тогда на страницах нашей газеты начинает оживать то прошлое, информация о котором осталась только в нашей памяти.

Сегодня вашему вниманию представляем город детства моей одноклассницы Светланы Ляминой. Она коренная черняховчанка – здесь она родилась и выросла. Но и в ее жизни был период чужбины. В свое время Светлана покинула Черняховск, а спустя тридцать лет вернулась в него. Но это уже не совсем город ее детства. Это уже другой город - странный, красивый, но не тот. Ее встретил симбиоз российско-прусского Инстерчерняховска. Если вы уже готовы, то отправляемся вперед - по реке памяти девочки Светы, которая «первый раз в первый класс»...

7 02083 - Я родилась в роддоме на улице Театральной. Все мое детство прошло во дворе на Комсомольской. Это тот дом, что напротив «седьмой» школы. Хорошо помню, как каталась по двору на детском велосипеде. Я вообще была шебутной и предпочитала компанию мальчишек. Мальчишеские игры более активными были, а это мне больше по душе, чем игры с куклами, хотя и кукол не чуралась. Но двора мне было мало. Кстати, велик у меня был крутой по тем временам – шины накачивались, а на задних колесах были привинчены два маленьких пластмассовых колесика, чтобы я, упаси бог, не упала. Так вот, двора было мало, и я иногда выкатывала на тротуар. Он был идеально ровный. Плитки лежали так ровно, что по ним можно было смело не только на велосипеде гонять, но и на роликах. Это сейчас там можно ноги переломать, а тогда все было в порядке. Детворы в том районе было очень много. Помимо всяких там «казаков-разбойников», «море волнуется», мы еще и картишками баловались. Но это все уже в подростковом возрасте. А из детства я хорошо помню, как мы клеили на окна бумажные полоски крест-накрест, как во время войны. Тогда в Черняховске снимали кино «20 дней без войны» Алексея Германа, в главной роли Юрий Никулин. Всех жителей нашего дома и попросили заклеить окна. К слову, о съемках одного из эпизодов фильма на нашем вокзале есть легенда, а может и истинная правда, кто сейчас может сказать точно? Снимали сцену на вокзале Ташкента. 4 ce779По мнению режиссера, именно черняховский вокзал и его перроны тогда были очень похожи на ташкентский вокзал тех времен. Заменили надпись – вместо «Черняховск» повесили «Ташкент». И, говорят, на перрон поставили живого верблюда, чем повергли в легкий шок пассажиров, ехавших в Калининград...

Смотреть в окошки нам не запрещали и детское любопытство заставляло нас наблюдать за происходящим на улице. Но единственное, что я помню с тех съемок, так это лошадей, которые шли по улице Комсомольской.

Первое сентября. Первый раз в первый класс. Я иду с мамой, белый передник, банты – все как положено. Мама купила мне большой букет гладиолусов. Он тяжелый и я тащу его по земле, а не несу, как знамя. Если бы мама меня не одернула, то на линейке я стояла бы с «веником». Глаза, как сейчас говорят, по пять копеек – столько народу для меня было в диковинку. Но вот что интересно, в школу я шла с охотой, мне было интересно, ведь впереди открывался новый захватывающий мир, главной фишкой которого была размеренность. Казалось, что мы уже повзрослели – ведь так же, как родители, вставали по будильнику и топали, как и они - на работу, так и мы - в школу. Первая учительница Нина Михайловна Бездольная. Она была для нас как мама. Со всеми своими бедами и радостями мы бежали к ней (это точно, каждую перемену около учительского стола собиралась стайка наших девчонок, которые щебетали всякий вздор Нине Михайловне - прим.авт.).

Форму мне всегда покупали (и не только мне, но и всем школьникам) в магазине «Детский мир». Мы тогда не знали таких определений, как торговый центр. «Детский мир» был просто магазином, в котором можно было купить для детей все, ну или почти все. Нас в нем одевали, обували, покупали школьные принадлежности – от портфеля до карандашей. Там же нас баловали игрушками.

 Прогуливаясь летом по городу, мы с мамой всегда останавливались на улице Ленина. Там около гостиницы «Первомайской» (ныне отель «Кочар») всегда стояла бочка с квасом. Настоящая, на колесах, огромная, желтая, с надписью «КВАС». Не то, что сегодня – за прилавком маленькие пластмассовые бочоночки… На стульчике у бочки сидела тетенька (как правило, тоже не маленьких размеров) в белом тканевом высоком колпаке. Перед ней полка с краном и пластиковым дырчатым диском с ручкой – на нем мыли стеклянные стаканы и бокалы. Самый шик, если тебе налили квас именно в бокал, объемом с граненый стакан – на пол-литровый у нас силенок не хватало. Квас из 850448-ff72b37c3ec9d1d14d0c01c1a08832e1 6fc0eбокала был почему-то гораздо вкуснее. А еще я бегала к магазину «Заря» (ныне «Виктория») на Ленина. Там у магазина стояли три аппарата с газировкой. Бросаешь в прорезь копейку и получаешь стакан без сиропа, а если опустишь монетку в три копейки, то в стакан с шипением польется с сиропом. Вкусней той воды не было для нас ничего на свете! В магазине в отделе «Соки-воды» можно было выпить сока. На прилавке возвышался агрегат из трех стеклянных колб-конусов. В них сок – березовый, томатный и яблочный. Иногда вместо яблочного сока привозили сливовый с мякотью или грушевый, но березовый и томатный были всегда. Я предпочитала березовый. Наливали его тоже в стеклянные граненые стаканы, которые ополаскивали на такой же дисковой мойке. И мы не боялись подхватить какую-то заразу. Крепче были, что ли? Ах, да! Томатный сок был натуральный и не соленый. Поэтому на прилавке всегда находились стакан с водой, алюминиевая ложка и блюдце с солью. Так что сок солили сами, размешивая его ложкой, которую потом ополаскивали в стакане с водой.

В старших классах я активно участвовала в школьной жизни. А еще бегала эстафету за нашу «седьмую» школу, и даже завоевывала победу. Это были традиционные ежегодные соревнования трудовых коллективов города, в которых принимали участие и школьные команды. Освоила я и байдарки. Помню, на берегу около стадиона был причал, там и проходило 6 3dac9обучение. Между прочим, бесплатно, как и многое в Советском Союзе. Спорт спортом, но я еще и пела! В школе был хор «Аленушка». И были мы звездами районного масштаба. Про поездки на «картошку» я уже и не говорю. Это, наверное, самое любимое наше развлечение – ездить в колхоз на сбор урожая. Картошка, морковка, свекла, капуста… Естественно, и домой кое-что привозилось, но не очень много – так, по чуть-чуть. Наверное, потому что все эти овощи стоили копейки и никогда не были в дефиците. Почему я назвала помощь селянам развлечением? Да потому, что во время поездок «на картошку» школьные занятия отменялись, и мы вместо уроков уезжали на полдня в поле, как правило, в совхоз «Гремяченский». В ожидании «Икарусов» (были такие автобусы венгерского производства) мы дурачились на пустыре напротив школы. Сейчас там возвышается пятиэтажка…

По выходным мы с мамой выходили в город, и обязательно заглядывали в мое любимое кафе «Аленушка» (ныне «Солоха»). Я просто обожала трубочки с белковым кремом, которые стоили всего 22 копейки. А еще на Ленина было кафе «Блинная». Сейчас там, кажется, аптека. Но частыми гостями мы в нем не были, хотя там продавали очень вкусные блинчики с начинкой и без оной. Эта «Блинная» не пользовалась у нас популярностью, потому что она относилась к категории так называемых советских забегаловок. Помимо блинчиков с чаем, наливали там вино и пиво. И именно поэтому основными посетителями «Блинной» значились любители алкогольных и слабоалкогольных напитков.

Никогда в моей памяти не сотрется наш городской парк! Какие же там были шикарные карусели и качели! Лодочки – это, наверное, классика. Однажды я так на них накачалась, что мне стало плохо, как при морской болезни и со всеми вытекающими последствиями. И, конечно же, наш Дом пионеров – центр вне-учебной жизни. В Доме пионеров масса всяких кружков. Я ходила и на танцы, и в фотокружок, и в кулинарный.

Через пару лет после окончания школы я вышла замуж и уехала. Это был 1989 год. Вернулась в Черняховск в 2015 году. Город изменился. Да, во время моего детства это был серый город. Но он был чистый, кто бы что сейчас ни говорил. Я, к примеру, совершенно не помню дворников. Нет, они, конечно, были. Но улицы мели, когда мы еще спали. Мусор мы выносили аккуратно, хоть у нас и не было мусорных пакетов. Но никогда на улице не валялся мусор из ведер, простеленных газетками. И намного добрее был Черняховск. Сейчас он красив, можно сказать, что почти шикарен. Но… Как бы это сказать, косметики в нем много, а вот души стало меньше. А может, все это мне только кажется? Ведь тот Черняховск – это мое детство, а оно всегда теплее, добрее и лучше…

Записал Сергей НЕДОСЕКИН

Ваша реклама