gototop
Баннер

gototop
bbf1e4333def69e39a28024b0a38d7de 2b75fИстория, о которой мы расскажем ниже, произошла с жительницей нашего города, ветераном Великой Отечественной войны, 93-летней Анастасией Петровной. Хотя, почему – произошла? История еще не закончилась, она все еще продолжается. Имя женщины мы изменили, да и фамилию не будем указывать, потому что она очень нас об этом просила. Собственно говоря, она и рассказывать нам ничего не хотела. Ну, вот не привыкла женщина жаловаться, другая у нее закалка – серьезная, военная. Но мы настаивали, и она поддалась на наши просьбы…

Итак, живет в нашем городе в небольшом домике довоенной постройки, находящемся на улице Кирова в Шприндте, скромная пожилая женщина. Анастасия Петровна, несмотря на то, что не участвовала в сражениях, имеет статус ветерана Великой Отечественной войны. Когда на нашу Родину напали фашисты, Насте было всего 13 лет. Чуть ли не с первых дней войны она, не бросая учебы в школе, работала на заводе, где вместе со всеми ковала будущую Победу. Впрочем, она не была исключением. Так жили многие, если не все мирные граждане СССР. Но закончилась война, Анастасия поступила в педагогическое училище, закончила его и ее направили в новую советскую Калининградскую область учить детишек. Так в 1948 году она попала в Черняховск. Попала и… осталась в нем навсегда. Тут и замуж вышла, и детей родила и воспитала. А еще шесть десятков лет отдала родной школе №5, где работала учителем младших классов. Анастасия Петровна сеяла разумное, доброе, вечное. Учила детей не обижать младших и уважать старших. И могла ли она подумать, что через много-много лет уважения к себе она так и не дождется...

В 1961 году Черняховский исполком выделил Анастасии Петровне в Шприндте на улице Кирова в четырех-квартирном домике довоенной постройки небольшую квартирку в 30 квадратных метров – две комнатушки и кухонька. Черняховцы, вероятно, представляют эти особнячки с мансардами, таких в том микрорайоне множество. И если сказать, что Анастасия Петровна была рада этому жилищу, значит, не сказать ничего. С каким энтузиазмом они с супругом принялись обустраивать свои хоромы! С какой любовью выбирали обои и прочие ремонтные «расходники»! Но, наконец, квартира была отремонтирована и семья с комфортом в ней разместилась. Так и жили в двух маленьких комнатушках целых тридцать с хвостиком лет.

В 1992 году освободилась мансарда, расположенная над их квартирой. Анастасии Петровне предложили ее занять. Ну, кто же отказывается от таких щедрых подарков? Конечно, она согласилась. Но прежде, чем занять мансарду (к слову, очень маленькую), она, как и положено, написала заявление в местную администрацию, дождалась заседания совета депутатов и решения народных избранников на выделение ее семье дополнительных квадратных метров. И только после всех необходимых процедур Анастасия Петровна подала заявление на приватизацию жилья. Кстати, тогда почему-то две квартиры, уже ей принадлежащие, в одну не объединили. Так и числилась Анастасия Петровна обладательницей двух квартир в четырехквартирном жилом доме. Но ее это не расстраивало и никак не смущало. Ведь у нее было на руках свидетельство, полученное в юстиции, о том, что квартиры принадлежат ей на праве собственности.

Прошло еще более двух десятков лет. Здоровье Анастасии Петровны серьезно ухудшилось. Ну, что ж тут поделаешь – годы взяли свое… Но, тем не менее, склад ума у ветерана остался все таким же светлым, ясным и прагматичным, как в молодости. В один из дней, перебирая старые документы, Анастасия Петровна вдруг подумала – а что же это квартиры у меня не объединены в одну? Да и правда! Она, по сути, владеет половиной дома, а документально это нигде не зафиксировано. В общем, непорядок. И решилась женщина на серьезный шаг – заняться оформлением недвижимости по всем новым законам Российской Федерации, чтобы в документах на собственность появилась запись, что владеет она половиной дома блокированного типа. И… нажила на свою голову пожилая, заслуженная 93-летняя ветеран войны кучу практически неразрешимых проблем.

Но сначала все шло гладко. С помощью сына собрала она все необходимые документы и заказала изготовление технической документации на квартиру. Когда все было готово, отдала все в Черняховский МФЦ. Отдала и стала ждать ответа из Росреестра, специалисты которого, по всему, должны были просьбу бабушки удовлетворить. Правда, тревожил ее один нюанс – документы отправили не в черняховское отделение Росреестра, а в приморский Светлогорск. Почему так? Оказывается, таким образом у нас борются с коррупцией. Так что, черняховцы, имейте в виду, если вам что-то надо оформить в Росреестре, ваши документы ни за что не попадут в местное отделение. А отправятся в любой другой город региона.

Тем временем прошло положенных десять дней. Утром солнечного погожего летнего дня Анастасия Петровна вновь отправилась в многофункциональный центр на улицу Калининградскую за долгожданным свидетельством на право собственности. Но каково же было ее удивление, когда вместо заветного документа на красивом бланке ей… вручили уведомление о приостановке регистрации!

Вот те на, удивилась Анастасия Петровна. В чем же дело? Вежливые девочки из МФЦ объяснили старушке, что у нее не хватает документов. Вот странно, а куда же эти девочки смотрели раньше, подумала Анастасия Петровна? Почему они сразу не заметили, что документов не хватает? Неужели они не видели, что перед ними 93-летняя женщина и ей не очень просто добираться со Шприндта на другой конец города? Ну да ладно, может, это и не их задача вовсе? Да и Анастасия Петровна, честно говоря, этими вопросами не сильно озаботилась. А озаботилась она тем, что теперь необходимо срочно начинать собирать недостающие бумаги, которые потребовали чиновники Росрестра – документы на ввод в эксплуатацию дома довоенной постройки (!!!) и правоустанавливающие документы на муниципальные квартиры этого дома. Что касается муниципальных квартир, то тут проблем не возникло. А вот что касается бумаги о вводе в эксплуатацию дома, то тут, как говорится, засада! У кого этот документ нынче получить? У Гитлера? У бывшего бургомистра Инстербурга? Покопаться в архивах инстербургской ратуши? Но имеются ли вообще такие архивы в природе? Думаем, что, скорее всего, нет. Тем не менее, уж не знаем как, но документ на ввод в эксплуатацию дома Анастасия Петровна каким-то чудесным образом добыла. Не спрашивайте – как. Примите за истину – добыла, и все тут. Добыла она и выписку на муниципальные квартиры.

Вот, вроде, вопрос решен. Анастасия Петровна вновь отправилась в МФЦ и отдала недостающие документы, а через три дня вновь получила... точно такое же уведомление о приостановлении регистрации и те же требования о предоставлении недостающих документов. Так что же опять потребовалось чиновникам из Росреестра? А вот не удовлетворил их представленный документ на ввод в эксплуатацию дома довоенной постройки – требуют они предоставить новый. Ну и еще какие-то документы потребовали – что-то типа разрешения на его строительство. Ну бред же! Какое разрешение, какой ввод в эксплуатацию? Судя по всему, никто в светлогорском отделении Росреестра документы Анастасии Петровны внимательно не изучал, а потому не заметил, какого года постройки ее дом. Дозвониться туда невозможно – трубку никто не берет вот уже больше месяца. Анастасия Петровна лично ездила в Светлогорск в надежде тет-а-тет пообщаться с росреестровскими чиновниками. Но все тщетно – кабинет заперт на замок.

Сказать, что Анастасия Петровна расстроилась, значит, не сказать ничего. Так что же она, по сути, просит у нашего государства? Да просто узаконить свою же собственность, в которой она прожила шесть десятков лет и которая собственностью стала в 1992 году.

Теперь пожилой немощной женщине, ветерану Великой Отечественной войны предстоят частые походы в суд, чтобы доказать, что она не верблюд, а документы на ввод в эксплуатацию дома можно запросить не иначе как только у чиновников Инстербурга, работавших в одной из ратуш города.

Впрочем, дело даже не в странных требованиях чиновников отделения светлогорского Росреестра предоставить то, что предоставить невозможно в принципе. Дело в отношении к ветерану Великой Отечественной войны, которую вынуждают тратить последние силы на хождение по инстанциям, на походы в суды, к нотариусу, в администрацию. Ведь все такие визиты не каждый здоровый молодой человек выдержит, а что уж говорить о полуслепой 93-летней старушке. И что это, как не издевательство? Браво, господа чиновники! Аплодируем стоя! А о ветеранах, вероятно, вы вновь вспомните ближе к 9 Мая? Но доживет ли до этого светлого дня Анастасия Петровна?.. Одно обнадеживает, что в Черняховской окружной администрации ветерану все же пытались помочь, сделав все от них зависящее.

Текст Вильгельмина Шрайбикус

Ваша реклама