gototop
Баннер

gototop
S0M9ay96PQc 4653bРазговор о театре продолжается

Вероятно, сегодня мы завершим разговор с режиссером народного театра «Радуга» Надеждой Александровной Скрипченко. Впрочем, свою финальную реплику она еще скажет. Ну, а пока… Пока вздохнем глубоко и вспомним, что происходит за окном. А там мы по-прежнему слушаем призывы к вакцинации, нам рассказывают что-то о непобедимом коронавирусе и периодически прячут в какой-то загадочный локдаун. Однако сегодня не об этом.

Театр, точнее – его труппа, продолжает свою творческую работу. И ныне актеры работают на два фронта. Первый: отработка уже состоявшейся премьеры – спектакля по пьесе Александра Островского и Петра Невежина «Блажь», второй – работа с пьесой Сомерсета Моэма «Верная жена». Надеюсь, что в скором времени мы вновь встретимся с героями «Блажи», а вот до знакомства с веселой компанией из «Верной жены» пока еще далеко. Работа над спектаклем находится на начальном этапе. Ну, ничего, потерпим, ведь чем дольше ждешь, тем приятнее встреча.

EvsaufqZT9A 3be15А что же театр? Как мы уже знаем, он был создан, если можно так выразиться, волей одного человека – Регины Валентиновны Гольдвер. Она же и стала первым режиссером народного театра «Радуга». Правда, тогда (с 1947 года и по год 196…) он еще не был ни народным, ни «Радугой». Регина Валентиновна собрала под своим крылом настоящих энтузиастов, людей творческих и увлеченных, влюбленных в театральные подмостки. Они-то и стали ядром труппы, которая со временем менялась – то увеличиваясь, то уменьшаясь. Кто-то покидал сцену в силу возраста, кто-то по техническим причинам – переезд или нехватка времени. Им на смену приходили молодые и не очень дублеры, кое-кто из них впоследствии становился звездой театральных подмостков Черняховска.

…На столе передо мной лежат потертые альбомы с фотографиями, которые Надежда Александровна вытащила откуда-то с полки. Помимо того, что я журналист, я еще и фотограф-любитель. То, что я увидел под обшитыми кожей и бархатом обложками, для меня стало настоящим сокровищем. Выцветшие черно-белые фотографии... На них запечатлены эпизоды спектаклей. Люди, которых уже нет, но память о них сохранена в этих невзрачных, но столь выразительных фотоснимках. Боже, сколько же нужно таланта, чтобы играть на сцене! И не p34IegYB8t8 f8df0меньше таланта требуется, чтобы запечатлеть игру актера со всей гаммой эмоций на фотопленку. Я не знаю, кто был фотографом, но благодаря этому человеку у нас есть фотоархив народного театра «Радуга». Молодая Надежда Александровна, молодой Аркадий Филиппович Ханеня, еще не убеленный сединами, ныне, увы, уже покойный Эдуард Бейлин… И сцены: Ленин выступает на трибуне. Роль вождя мирового пролетариата сыграл писатель, журналист, поэт Анатолий Лунин, чье имя сегодня носит наша библиотека. Кстати, я так и не узнал, каким образом его утвердили на эту роль, ведь в то время сыграть Владимира Ильича было не только великой честью, но еще и требовалось получить высокое одобрение со стороны местного партруководства...

Изначально театральный коллектив был большим. Надежда Александровна даже назвала его огромным. Наверное, так и есть. Сейчас коллектив не в пример много меньше. Это я могу говорить смело, ибо худо-бедно я знаком с нынешними актерами, даже сам имею честь состоять в труппе. Почему самодеятельных артистов стало меньше? Сложно сказать. Вроде и молодежь приходит, но не так массово, как хотелось бы. Хотя, наверное, так и лучше – меньше, да качественней.

В жизни театра, как и в обычной людской жизни, бывает много ярких запоминающихся моментов. И это не только воспоминания, эти моменты рассказывают нам о закулисье, о том, что происходит на кухне театральных подмостков. К примеру, поездка на Всероссийский театральный конкурс в конце семидесятых годов. На фотографиях все парни-актеры (играющие, между прочим, матросов) носят прически по моде того времени – как тогда говорили «патлы».

- Когда мы поехали на конкурс, меня неотступно преследовала одна мысль: «Хоть бы машина сломалась в дороге». Тогда бы мы не смогли довезти декорации, - вспоминает Надежда Александровна. - Заведующей отделом культуры у нас была Медовая Алина Константиновна. Это просто «танк» был, а не женщина. Когда мы приехали в Калининград, она остановила автобус у первой же парикмахерской и вывела всех наших патлатых актеров. Я из автобуса не выходила, смотрела в окно, будто меня ничего не касается. Как она их уговорила, я не знаю, но из парикмахерской парни появились все остриженные, и на сцену вышли настоящими революционными матросами, - смеется Надежда Скрипченко.

Стоит отметить, тогда фестивальное выступление словно сглазили. Внешний вид актеров привели в порядок, а вот декорации подвели. Финал спектакля - выход всех моряков на авансцену. При этом выходе поднималось огромное красное полотнище-знамя. Его подъемный механизм смонтировали по тогдашним технологиям – на катушках от ниток. И на родной сцене испытания прошли отлично (вот уж точно – в родном доме и стены помогают), а в Калининграде с механизмом что-то произошло и... знамя поднялось только наполовину. И вот тридцать революционных матросов маршируют по… красному знамени!

- Я в тот момент подумала - ну, все! Меня посадят! – вспоминает Надежда Скрипченко.

К счастью, конкурсная комиссия оказалась понятливой и списала все на техническую неполадку сцены.

…Артисты-энтузиасты собирались на репетиции где придется. В основном в гарнизонном Доме офицеров. А позже осели в ДКЖ (Дом культуры железнодорожников). И он стал их постоянным местом прописки до 1966 года. Есть воспоминания Анатолия Лунина, в которых он рассказывает и о театре, и о Доме культуры железнодорожников. Именно поэтому, по мнению Надежды Скрипченко, сложилось ошибочное мнение, будто Лунин состоял в труппе театра «Гражданин» (такой в Черняховске тоже существовал, и базировался он в ДКЖ). Но на самом деле речь в воспоминаниях Анатолия Лунина шла о театре, который впоследствии станет народным театром «Радуга». Как он тогда назывался, было ли вообще у него название, этого Надежда Скрипченко не знает.

…В 1966 году в Черняховске торжественно открыли новый Дом культуры – тот, что на улице Ленина. И туда пригласили всю труппу театра с одновременным присвоением ему звания «народный». Вот тогда театр и получил свое нынешнее название - «Радуга». Название предложили сами актеры. Регина Гольдвер считала, что оно носит символический характер –отражает все многообразие драматургии и, в том числе, ее многонациональность. Да-да, я не ошибся. Регина Гольдвер хотела ставить пьесы не только классиков русской драматургии, но и пьесы национальных авторов, коих в нашей многонациональной стране было множество.

Сколько поколений актеров сменилось в труппе народного театра «Радуга», сегодня, пожалуй, не скажет никто. Надежда Скрипченко затрудняется сказать, сколько их сменилось при ней, а уж до нее и подавно. А вот как некоторые из нынешних актеров пришли в театр, мы сегодня рассказать можем. К примеру, Аркадий Филиппович Ханеня пришел из упомянутого выше театра «Гражданин». Покойный ныне Эдуард Бейлин появился в театре еще при Регине Гольдвер. Ирония судьбы – когда-то в далеком 1987 году в железнодорожной больнице хирург Эдуард Бейлин меня оперировал. Кто бы мог подумать, что мне через несколько лет доведется столкнуться с ним в иной роли – в роли актера? Как пришел на сцену мой друг и одноклассник Сергей Телин – это отдельная история. Сначала пришла в коллектив его супруга Жанна. Она была студенткой у Надежды Скрипченко в бытность ее преподавателем педучилища. А потом Жанна привела в театр Сергея. А вот еще одна студентка Надежды Скрипченко – Татьяна Москаленко. Ее я впервые увидел в роли злой волшебницы. Тогда я впервые взял свою дочку на премьеру, и узнал, что моя Алёна очень любит театр…

В какой-то момент Надежда Скрипченко ушла из театра. Ушла в знак протеста, не согласившись с назначением на должность руководителя отдела культуры администрации человека, мягко говоря, совершенно не подходящего для этой работы. Но ее отсутствие длилось не долго. Спустя пару лет она вновь вернулась, чтобы встать у руля актерской труппы народного театра «Радуга». В театре каждая пьеса, каждый спектакль диктуется как бы с небес. В этом Надежда Скрипченко убеждена. Весь материал она ориентирует на определенного человека. Она просто видит героя в том или ином актере. Театр народный, любительский. Все актеры в нем люди занятые, помимо игры на сцене они заняты своими повседневными делами. Репетировать очень сложно, ведь нужно подстроиться под рабочий график каждого и суметь собрать нужных актеров в одно время. Я ни разу не видел, чтобы Надежда Александровна раздражалась по этому поводу, хотя она и утверждает, что в последнее время волна раздражения нет-нет да и накатывает на нее.

- Спектакль окончен, занавес опущен. Зрители в восторге, аплодируют стоя и кричат «браво», а вы считаете, что все прошло, мягко говоря, не совсем гладко. Кто прав? – спросил я.

- Я часто говорю своим актерам - вы выходите на поклон, а мне невыносимо стыдно. Вы не сделали того, чего я пыталась от вас добиться, - говорит Надежда Скрипченко.

- Но ведь зрители… – перебиваю я ее.

- Они – зрители – наш главный адвокат и судья. Они бывают разные, но их оценка для нас важна! – ответила режиссер.

Что же, и это правильно. Основной разговор с режиссером народного театра «Радуга» окончен, но финальная точка не поставлена. Впереди у нас встречи с актерами труппы, а потом, я надеюсь, они ответят на вопрос: есть ли будущее у «Радуги», и если есть, то какое оно, как они его видят? А может, кто-то из наших читателей захочет ответить на этот вопрос? Мы будем только рады его услышать. А пока до новой встречи на газетно-театральных подмостках!

Текст Сергей НЕДОСЕКИН

Ваша реклама