gototop
Баннер

gototop
Как часто, читая комментарии к тому или иному событию, происходящему в городе, натыкаешься на такие (ну, или примерно такие): «Пилят бюджетные деньги», «Там проще освоить бюджетные деньги» и прочее, прочее, прочее. Народ, вероятно, о чем-то знает, ну, или просто догадывается. Однако справедливости ради стоит отметить, что «за руку» в получении взятки за последние лет десять-пятнадцать в нашем городе был пойман всего лишь один чиновник – друг и первый заместитель ныне благополучно работающего градоначальника. Ну, а на все догадки и домыслы пользователей социальных сетей можем сказать только одно: не пойман – не вор.

IMG 0371w b36edКстати, в нашем городе бытует мнение о том, что Инстербург был намного благоустроеннее и комфортнее, нежели нынешний Черняховск по той причине, что тогдашние чиновники никогда не были замешаны в коррупции. И вот тут спешим разочаровать – не все чиновники Инстербурга были кристально честными. В этом плане ничего, к сожалению, не меняется столетиями.

...Ровно 109 лет назад Инстербург прогремел на всю Германию. Причиной тому стал коррупционный скандал, получивший название «Афера Фриделя». Кто такой Фридель? О-о-о! Это тогдашний городской архитектор Инстербурга. Муниципальный служащий, так сказать. Об этой истории рассказал нам архитектор, историк, исследователь Дмитрий Сухин. В Черняховск Дмитрий впервые приехал где-то в 2003-2004 году, разыскивая работы великого архитектора Ганса Шаруна. Приехал и… влюбился в наш город, в его историю, в его дома… Но это несколько иная история, о которой мы, может быть, когда-нибудь и расскажем. А пока об «Афере Фриделя» и о том, как развивались события после ее разоблачения. Заметьте, громкий коррупционный скандал не замалчивался, да и наказаны были все, кто хоть марку взял из казны Инстербурга…

Итак, в конце 1912 года Инстербург прогремел на весь рейх. Городской архитектор сотоварищи «обогащался подложными счетами» и использовал муниципальных служащих как собственных слуг.

Первое найденное сообщение об этом было в газете «Среднебаденский курьер» от 21 ноября 1912 года. «Инстербург, 20 ноября. Городской брандмейстер Хаманн, начальствовавший над пожарными Инстербурга 10 лет и пользовавшийся всеобщим доверием, арестован по обвинению в должностном преступлении».

263472472 1191492647925719 2318998346753808555 n c546fА вот второе сообщение из этой же серии, опубликованное в «Берлинской биржевой газете» от 19 декабря 1912 года. «Как сообщает «Восточногерманская народная газета», сегодня утром в Инстербурге застрелился владелец торгового дома «Вильгельм Дауме» купец Оскар де Пэребрун. Его подозревали в причастности к махинациям городского архитектора Фриделя. По этому делу уже арестован Август Краузе, владелец строительной компании».

Не осталась в стороне еще одна известная в то время газета «Берлинский листок». В номере от 12 декабря того же года была опубликована небольшая заметка: «Архитектор города Инстербург арестован. Вчера утром по запросу прокуратуры был взят под стражу многолетний главный архитектор Инстербурга Фридель. Утверждается, что в ряде городских строек он расхищал средства из бюджета. Его арест связан с арестом несколькими неделями ранее начальника брандмейстера Хаманна. Это уже третий арест по этому делу, две недели назад был арестован еще один уважаемый торговец.

А вот тот же «Берлинский листок», номер от 31 декабря 1912 года. «Как уже сообщалось, ударился в бега бухгалтер городских электрических сетей Инстербурга Брюэ, присвоивший десять тысяч марок. Вчера жена беглеца получила письмо из Берлина, где он пишет, что вскоре сдастся полиции. Письмо передано в прокуратуру».

И снова газета «Среднебаденский курьер», но уже от 13 января 1913 года. «Инстербург, 11 января. Городская афера ширится. Вчера по обвинению в пособничестве к хищениям был арестован всеми уважаемый мастер-каменщик Кадерайт. Он – шестая жертва расследования. Также арестован техник-строитель Босманн. Его подозревают в причастности к махинациям городского архитектора Фриделя».

«Берлинский листок» от 15 января 1913 года. «Нам сообщают, что главный виновник дела о хищениях в Инстербурге – городской архитектор Фридель, скончался прошлой ночью в следственном изоляторе Инстербурга. У него было слабое сердце».

Расследование аферы не прекращалось. И вот уже к освещению событий подключилась «Всеобщая северогерманская газета». В своем номере от 15 января 1913 года она сообщает: «Инстербург. Как сообщает «Восточногерманская народная газета», по делу городского архитектора Фриделя арестован dnS6sAbpjpw f8f45техник-строитель Боссманн. Городское строительное управление закрыто в судебном порядке».

«Йеверский еженедельник» от 17 января 1913 года. «Инстербург. 15 января. Городской архитектор Фридель, находившийся под стражей за расхищение городских средств с 11 декабря, внезапно скончался прошлой ночью в тюрьме».

Провела свое расследование и газета «Друг народа». Вот ее статья от 28 октября 1913 года. Заголовок говорит сам за себя - «Хищническое хозяйствование либеральной городской администрации». «Год назад в городе Инстербург (Восточная Пруссия) были арестованы городской архитектор Фридель и брандмейстер Хаманн. Обвинение: нанесение ущерба городу Инстербург на многие тысячи марок. При этом они действовали не в одиночку, а вместе с другими городскими властями и частными торговцами. В тюрьме зодчий Фридель покончил с собой, так же поступил и один из купцов. В среду перед судом предстали два городских чиновника, пять торговцев и одна бухгалтерша. Обвинение: мошенничество и пособничество к нему, хищение. Установлено, что Хардер, государственный служащий, ответственный за прокладку трубопроводов, а равно и архитектор Фридель в течение многих лет пользовались 263485785 973758396554105 7292705848683930588 n e8feaгородскими служащими как личными слугами. Платил за все это город. Так, городские служащие в семье Хардеров были на посылках, они чистили одежду и обувь, ходили за молоком, возили дрова и уголь. Брали они их также из городских фондов. Их даже на рынок за покупками посылали! В среднем каждый день на личное хозяйство Хардера и Фриделя служащие работали по четыре часа. Город платил за это более 2900 марок. Дальше – больше! У купца Хагена, работавшего по подряду на город, Хардер купил немало вещей для личного пользования – счёт за них ушёл на город. Глава суда взволнованно заметил: «Особенно удручает, что так называемые «порядочные граждане» этим должностным лицам в их самоуправстве не препятствовали, а даже помогали». Прокурор же добавил, что на свободе ещё остаётся некоторое количество выгодополучателей. Смерть архитектора Фриделя случилась очень подходяще для них: «Останься он жив, нас ждало бы немало открытий!». Он также напомнил о самоубийстве одного купца и заметил, что: «Будь у других торговцев хоть доля чувства чести, в Инстербурге звучала бы канонада. Но нет, приходилось приходить к ним с обыском и немало бухгалтерских книг на тот момент оказались уничтожены». По одному эпизоду торговец Хаген при поставке цемента нанес ущерб городу на 1090 марок. Приговор: Хагену – 5 месяцев заключения, госслужащему Хардеру – 1 год тюрьмы.

Но это всё мелочи по сравнению с теми хищениями, что совершал брандмейстер Хаманн на протяжении десяти лет. Он сам заявил на следствии, что проступки его столь многочисленны, что имён всех торговцев он и назвать не может. Например, много лет за счет города он держал коров, а кормили их пожарные. Корм для коров он брал из городских фондов, навоз вывозил за городской же счёт. Городу это встало в 3240 марок. Хаман держал 12 кур – все на городском корме. В его квартире ледник, солярий, телефон и свет – все было за городской счёт. Уголь в его подвале – городской, вывоз снега – городскими пожарными. Непосредственно им украдено 3665 марок из доходов, которые должен был получить город, более 1400 марок из доходов за вывоз мусора, а на летние прогулки на лодочке ушли еще 198 марок. Хаманн много лет делал то же самое, что и госслужащий Хардер. Купцы Фарон и Аман с 1905 года нанесли городу ущерб в размере 2059 марок. Мастер-портной Килиан, к примеру, выставил к оплате спецодежду для пожарных, к которой даже не приступал, и получил всё до копейки. Хаманн у него же сшил себе многочисленные предметы одежды, шубы, платье для дочери и даже карнавальный костюм с маской. Городу это встало в 2200 марок. Аналогичные мошенничества с закупками проворачивал он и со скорняком Янишем, и химиком Готвальдом. Общую сумму ущерба от Хаманна можно лишь угадать, ведь от многого не осталось доказательств – но по порядку величин это где-то 10000 марок.

Приговор: Хаманн – 4 года лишения свободы и 5 лет ограничения в правах; Фарон – 1 год и 3 месяца заключения, 2 года ограничения в правах; Килиан – 8 месяцев тюрьмы и 2 года ограничения; Готвальд – 6 месяцев тюрьмы и 1 год ограничения в правах; Ениш – 1 неделя тюрьмы; бухгалтерша Радтке – штраф 50 марок».

Вот такая история случилась в Инстербурге ровно 109 лет назад. К чему мы о ней вспомнили? Да ни к чему. Просто так. Нам показалось, что история эта до сих пор актуальна…

Вильгельмина Шрайбикус

Ваша реклама