gototop
Баннер

gototop
   fd080В самой непроходимой чаще тайги, где стланики топорщатся жесткими лапами из-под снега, а высокие кедры стрелами уходят в небо, Большая Тигрица устроила свое логово. Возвращаясь с охоты, она подходила к своему дому осторожно, стараясь оставлять поменьше следов. Скоро у Тигрицы появились дети. На подстилке из сухой травы, как в пеленках, лежали под маминым боком два комочка. Мама назвала тигрят Васькой и Муркой. Конечно, на ее, тигрином, языке это звучало иначе, но если перевести на человеческий, то получалось именно так. Были Васька и Мурка совершенно беспомощными, слепыми, как все котята, и очень маленькими. Подумать только, сплетничали звери, у такой большой и сильной Тигрицы родились такие маленькие дети! Всего один килограмм весит Васька, а Мурка и того меньше – восемьсот граммов!

Но мать таких разговоров не одобряла, равно, как и визитеров, что пытались войти в логово посмотреть на новорожденных. Она рычала, била хвостом, глаза ее сверкали желтым янтарным огнем, а острые клыки заставляли пускаться наутек непрошеных гостей. Тигрица была очень заботливой матерью и очень, ну очень любила своих детенышей. Она вылизывала нежную шерстку сыночка и дочки, кормила их теплым молоком, приносила лучшие кусочки мяса и даже мурлыкала им на ушко песни, рассказывала сказки и обещала, что они вырастут большими, сильными, настоящими властелинами тайги. Но, предупреждала их мать, нужно быть не свирепыми, а добродушными, справедливыми, без причины не нападать и не убивать.

Васька и Мурка не покидали дома, устроенного для них матерью. Ползали, учились ходить, возились друг с другом. Васька ковылял на непослушных толстеньких лапках в сторону, затаивался и поджидал Мурку. Когда же она подходила ближе, неуклюже вскакивал и хватал сестрицу за хвост. Он забавно рычал, как заводная игрушечная машина, разевал розовый рот и топорщил мягкие пушистые усы. А еще ему нравилось грызть косточки, веточки тальника и кедровые орехи, за что попадало ему по первое число от Тигрицы. «Ах, Васька, - говорила мать, - ты же Тигр, оставь в покое ветки тальника, не грызи гнилушки, будут болеть зубки, побереги свои клычки. Совсем скоро ты подрастешь, и я возьму тебя на охоту. Я научу тебя затаиваться, незаметно продвигаться по чаще, отличать съедобное от несъедобного, искать добычу. И не трогай хвост нашей Мурки, ты посмотри, как его измочалил. Девочка растет, на нее скоро будут заглядываться молодые тигры, а ты портишь всю красоту!».

Скоро Тигрица сдержала обещание и взяла тигрят на охоту. Они шли гуськом след в след, выслеживали и подбирались к дичи. Но всегда помнили уроки матери – быть не свирепыми, а добродушными, и не убивать слабых ради убийства. Васька приникал брюшком к земле, полз, делал стойку и замирал перед бурундучком или мышкой. Ему было интересно смотреть на маленьких зверьков и очень хотелось поиграть с ними. Васька напрочь забывал, что он тигр, будущий хозяин тайги и, как все дети, начинал играть.

Однажды он заигрался с белкой, которая прыгала с ветки на ветку и дразнила его, и… потерялся. Васька храбрился, искал след матери, бегал кругами по поляне. Белка спряталась в дупло. Лес затих перед ночью, стало темно и холодно. Где-то выли волки, ветер раскачивал макушки деревьев. Сосна скрипела и жаловалась на недуги, тоскуя об ушедшем лете. Ваське стало страшно, и он заплакал. Тигренок звал маму. Ему хотелось домой, лечь к ней под бочок, почувствовать рядом с собой тепло Мурки. Чтобы вволю напиться молока и уснуть безмятежным сном детеныша.

Он шел, утопая в глубоком и рыхлом снегу, жалобно мяукал и звал, звал Тигрицу с янтарными глазами. И совсем бы ему пропасть, ведь маленьким детям так трудно выжить в этом мире без мамы, но на его счастье Егерь услышал плач звереныша. Он взял фонарь и пошел искать. Тигренок сидел под старой елкой, прячась в ее пушистых лапах, и горько плакал. Егерь прижал его к себе, погладил по круглой голове с еще круглыми толстыми ушками и понес домой. Там он принес миску молока и нарезал ломтики мяса. Васька припал к миске, пил и всхлипывал и был очень похож на обиженного, покинутого всеми ребенка. На ночь его устроили спать в сенях на старом тулупе, который незнакомо пах, был мягким и теплым. Снились Ваське в эту ночь беспокойные сны. Во сне он продолжал звать маму, скулил, дергал лапками и по-стариковски вздыхал.

Едва день выбелил небеса, Егерь выпустил найденыша во двор. Тигренок обошел изгородь, добрел до конюшни и познакомился с невиданным раньше зверем. Зверя звали Лошадь. Лошадь шумно ела сено, беспокойно перебирая ногами. Неподалеку ходил зверь поменьше, но с рогами и тоненько блеял. Тигренок решил познакомиться, и узнал, что это – Коза. От Козы пахло молоком, тем самым, которым поили вечером Ваську. Коза оказалась веселой подружкой, вовсе не страшной, и если наставляла на тигренка рога, то исключительно в игровых целях. Васька с нею подружился и носился по двору, пытаясь дернуть подружку за короткий хвостик.

Своего нового знакомого, Петуха, новосел побаивался. Петух больно клевался, хлопал крыльями и грозно кричал «Кукареку!». Васька решил не связываться с драчуном, приятелей хватало и без забияки. Не сложилось у Василька приятельских отношений с собакой Шариком, но тут ничего не попишешь: инстинкт штука коварная. Васька об этой шутке природы не знал и никак не мог понять, почему ему так хочется откусить кусочек Шарика и проглотить. Поэтому держался от дружка на расстоянии, дабы не соблазниться и не навлечь на себя гнев хозяина. Да и Шарик проявлял невиданное упорство и каждый раз облаивал таежного жителя. Зато с котом Мурлыкой стал тигренок закадычными друзьями. Оба любили мясо и молоко, оба предпочитали всем видам спорта охоту, оба устраивали облаву на мышей, гуляли сами по себе и любили петь песни. Однажды, вот так гуляя, Василий набрел на чудо-юдо, толстое, неуклюжее, на коротких лапках и с закрученным хвостиком на толстой попе. Хавронья хрюкала и рыла носом в большом корыте. Тигренок решил присоединиться. Пофыркал в усы, и сунул мордочку в кормушку незнакомки. И тут же недовольно мяукая, отпрянул. Фу, как невкусно!

Вот так и жил осиротевший звереныш на кордоне. Бегал по большому двору с новыми друзьями, спал в сенях, и был благодарен всей своей детской душой за приют Егерю. Бежало время. В сказках оно всегда мчится быстрее. Все реже и реже видел Тигренок во сне маму. Зашумели весенние ветры, потянулись из дальних стран перелетные птицы. Расцвели цветы, скоро появились ягоды и грибы. Тайга меняла свой белый наряд на зеленый, потом охряной. Менялся и Васька. Он рос, становился большим тигром, и все чаще и чаще неодолимая сила влекла его за ворота. Ему хотелось убежать в дебри густого леса, где олени и косули пьют из ручья ледяную воду. А ручей, исходя прохладой, бежит и прячется в траве. Там, среди стройных кедров, бродят лисы и волки, зайцы замрут, стоя на задних лапках, чтобы мгновенно сорваться с места, запетлять, путая след…

Васька стал взрослым тигром, большим, красивым, гибким, как его Мама. Однажды он беспокойно повел ушами, прислушиваясь к далеким звукам, втянул ноздрями воздух, оглянулся на дом, будто прощаясь с Егерем, и плавно скользнул за ворота. Егерь вышел на крыльцо и смотрел вслед зверю. Человек понимал, что так тянуло его приемыша в лес. Тигр стал взрослым, детство кончилось. Его позвала тайга, властелином которой он стал… А домашние животные с недоумением обсуждали побег друга. Им не хватало совместных игр и забав.

Говорят, с тех пор изредка вблизи селения появляется Большой Тигр. Он замирает посреди опушки, вглядывается в избы, как будто пытаясь кого-то увидеть, долго стоит и удаляется в лес. Он никого не трогал, и люди его не боялись. Но все реже и реже выходил Тигр из леса. Он забывал. Иногда мелькали неясные тени прошлого. Он вспоминал Козу и пытался уловить запах молока в морозном воздухе. Колючки кустарника напоминали ему клюв Петуха. Но природа была сильнее воспоминаний, которые стирались, бледнели, становились забытым сном. Властелин тайги встретил Подругу. И два сильных и красивых зверя, бок о бок ушли в глухую чащу…

А Егерь завел маленького Котенка, потому что старый Кот обленился, спал на лежанке, предаваясь воспоминаниям о Тигренке, и мышей развелось видимо-невидимо. Котенок жалобно и тоненько мяукал, лакал молоко и спал у хозяина подмышкой…
Бабушка Дарья

Ваша реклама